Из книги Александра Котока «Гомеопатия в вопросах и ответах». Законы гомеопатии. Прувинги.

Материал публикуется с разрешения автора.



• Следующий из перечисленных Вами законов – закон прувингов, или испытаний лекарств
на здоровых добровольцах. Как проводят такие исследования?

Открыв существование закона подобия, Ганеман тем не менее не мог помогать больным – у него не было лекарственного арсенала, который только еще предстояло создать. Современная ему фармакология была, говоря простым языком, нагромождением бесполезного хлама, главным образом мнений авторитетов, начиная с древних времен, о предположительных лечебных свойствах тех или иных веществ. К тому же почти всегда эти мнения высказывались не об отдельных лекарствах, а об их сложных комбинациях, которые скрывали и запутывали лечебные свойства входящих в них препаратов [1]. Врачу оставалось лишь выбирать, кому верить. Неудовлетворительны были и другие источники знаний о лекарствах. Истории отравлений и опыты на животных давали только самые грубые физические симптомы, в то время как тонкие их признаки со стороны психики и эмоций, имеющие огромное значение в гомеопатической практике, важность которых Ганеман понял очень рано, оставались неизвестны.

В основу своей новой фармакологии Ганеман, как обычно, положил эксперимент. Ему предстояло узнать, какие симптомы лекарственное вещество способно в здоровом организме производить и, соответственно, будет в больном лечить, применяемое как гомеопатический препарат по закону подобия. Здесь создатель гомеопатии воспользовался идеей, которую, как считается, первым высказал швейцарский врач и естествоиспытатель Альбрехт фон Галлер (1708−1777): Ганеман начал проводить опыты на здоровых добровольцах, первым из которых, разумеется, был он сам. Именно на здоровых, поскольку «если... давать лекарства... только больным людям, то относительно их истинного воздействия не обнаружится или ничего, или очень мало определенного, поскольку изменения в здоровье, которые могут ожидаться от приема лекарств, смешаются с симптомами болезни и редко будут отчетливы» (§ 107 «Органона»). На себе Ганеман испытал свыше 100 препаратов! Первыми его помощниками были члены семьи, а затем примкнувшие к нему студенты медицинского, теологического и философского факультетов Лейпцигского университета и врачи.

В «Органоне» Ганеман предельно ясно сформулировал свое отношение к тому, каким образом следует узнавать о лекарственных свойствах вещества.

«...При раскрытии того, какими болезнетворными и в то же время какими лечебными силами обладает каждое отдельное лекарство, мы можем полагаться лишь на вызываемые им в здоровом теле патологические явления как на единственно возможный способ раскрытия присущих ему целебных сил» (§ 21).

«...Истинную, специфическую силу лекарств, доступных для лечения болезней, нельзя установить ни с помощью оригинальных размышлений

a priori, ни по запаху, вкусу или виду лекарств, ни с помощью их химического анализа, ни в результате применения нескольких из них одновременно в смеси (прописи) при болезнях» (§ 110).

«...Лекарства, от которых зависят жизнь и смерть человека, болезнь и здоровье, следует тщательно и максимально точно отличать одно от другого. С этой целью их необходимо испытывать путем точных чистых экспериментов на здоровом теле, чтобы установить их силу и реальные воздействия, чтобы получить точные знания о них и дать нам возможность избежать любых ошибок при их использовании при болезнях, так как только благодаря правильному выбору лекарств может быть быстро и окончательно восстановлено здоровье тела и рассудка человека – величайшее благо из всех земных благ» (§ 120).

В «Органоне» Ганеман дал и максимально подробные инструкции о том, как следует проводить исследования лекарств.

Испытания – это то, что в итоге превратит минерал, цветок или яд в лекарство, призванное исцелить сотни тысяч людей. «Без испытаний гомеопатия превращается, скорее, в интеллектуальную спекуляцию без подлинной опытной основы» [2], – справедливо замечает известный гомеопат Джереми Шерр, бывший организатором многочисленных испытаний.

Эксперимент по выяснению лекарственных свойств вещества, или его испытание, называется в гомеопатии прувингом (от нем. Prüfung – тест, проверка, исследование). Результаты первых в истории гомеопатических прувингов, проведенных с двадцатью семью лекарственными веществами, Ганеман представил в опубликованной в 1805 году работе [3]. Материалы старых и новых прувингов публиковались им позднее в «Чистой Материи медике», а также в «Хронических болезнях». В этих двух фундаментальных трудах Ганеман предложил около ста новых препаратов. Подробнее об этом мы будем говорить, обсуждая гомеопатические лекарства.


• Откуда берется материал для прувинга?


Откуда угодно. Из любого вещества, природного или синтетического, может быть приготовлено лекарство. Важно лишь соблюдать все необходимые условия, обеспечивающие воспроизводимость опыта, и максимально тщательно фиксировать каждый этап приготовления препарата. Обычно для этого привлекается опытный фармацевт. Какое бы вещество ни испытывалось, оно должно быть абсолютно чистым и не содержать никаких примесей окружающей среды.


• Расскажите, как проводится гомеопатический прувинг.


Ганеман полагал, что главными испытуемыми в прувингах должны становиться сами врачи: «...Наилучшими испытаниями истинного воздействия простых лекарств, вызывающих изменение в здоровье человека, а также искусственных болезней и симптомов, которые они могут вызывать у здорового индивида, являются те, которые здоровый, непредубежденный, тонко чувствующий врач со всей необходимой осторожностью и тщательностью проводит на себе. Он с наибольшей определенностью знает то, что ощущает в себе самом» (§ 141). Гомеопаты стараются по мере возможности следовать этому совету, и чаще всего испытуемыми являются практикующие гомеопаты и студенты гомеопатических колледжей и курсов.

В наши дни прувинги проводят следующим образом. Желательно, чтобы в группу испытуемых входило около десяти человек обоего пола из разных возрастных групп, не страдающих от хронических болезней, не принимающих никаких лекарств, способных быстро возвращаться к исходному уровню здоровья, будучи выведенные из него тем или иным способом воздействия [4]. Испытуемый должен понимать, чтó от него требуется, и быть достаточно развитым, чтобы описывать свои ощущения («Человек, испытывающий лекарство, должен быть исключительно надежным и добросовестным... он должен обладать достаточным интеллектом, чтобы быть в состоянии выразить и описать свои ощущения в точных терминах», § 126). Особенно важно участие лиц с высокой чувствительностью, ибо именно она, по Ганеману, позволяет выявить самые важные симптомы («... Чтобы наблюдать действие самых слабых лекарств, испытуемыми должны быть лица, свободные от болезни, тонко чувствующие, легковозбудимые и чувствительные», § 121). Действительно, в истории гомеопатии не раз и не два бывало так, что самые важные симптомы были получены от всего одного-двух испытуемых, обладавших высокой чувствительностью, в то время как остальные испытуемые давали главным образом малоспецифичные общие описания.

Примерно за неделю до начала прувинга отвечающий за его проведение опытный гомеопат, он же испытатель или руководитель прувинга, беседует с каждым испытуемым и собирает полную историю, отмечая все для испытуемого характерное [5]. Последний, приняв лекарство, каждый день записывает ощущения, при этом самыми обычными словами, не прибегая ни к какой специальной терминологии и обращая особенное внимание на порядок, в котором появляются симптомы. Испытуемые регулярно встречаются либо с самим руководителем, либо с им назначенными специальными наблюдателями, которые опрашивают их и отмечают все, что с испытуемыми происходит. Во время прувинга не принимают никаких других лекарств, если только к этому не вынуждает крайняя необходимость, не используют косметику, не пьют алкоголя или кофе и ведут обычный образ жизни, не порывая даже с такими вредными привычками как курение, но стараясь по возможности избегать разного рода стрессов (конфликты, экзамены и прочее). Когда прувинг прерывает острая болезнь, то либо ждут ее естественного завершения, либо, если она достаточно серьезно нарушает здоровье испытуемого, того из прувинга исключают.

После выжидания в течение нескольких дней эффекта от приема одной дозы потенции 30С, при отсутствии реакции, лекарство в той же потенции дают в течение пяти дней кряду; если и тогда не последует реакции, дают потенцию 200С. В случае же, что снова не будет замечено никакого эффекта, дают эту потенцию в воде, и далее испытываемое лекарство таким образом принимают каждый день до появления симптомов, после чего его прием прекращается, пока все симптомы не исчезнут. Психические и эмоциональные признаки могут появиться значительно позже, спустя месяцы после приема лекарства.

Проводить прувинги с лекарствами в потенции 30С предложил Ганеман (§ 128), однако они проводились и проводятся с потенциями и выше, и ниже. Можно сказать, что единой четко определенной схемы, какие именно потенции следует использовать для прувингов, не существует. Некоторые гомеопаты высказывают мнение, что потенцию лекарства в прувинге должен определять характер влияния испытываемого вещества на человека. Так, они полагают, что заведомо инертные в своем естественном состоянии вещества и сильные яды, прием которых ведет к органическим поражениям и которые быстро выводятся из организма, должны испытываться только в высоких потенциях, а те, что вызывают главным образом функциональные изменения, – в низких или даже в матричных настойках [6]. Впрочем, последние в современных прувингах в любом случае не используются.

Австрийское гомеопатическое общество провело в 1842–1848 годах повторные прувинги двенадцати гомеопатических лекарств, ранее испытанных Ганеманом. Врачи хотели оценить и грубое чисто физиологическое, и тонкое динамическое действие препаратов, давая испытуемым как матричные настойки и низкопотенцированные препараты, так и высокопотенцированные. В результате они обнаружили, что частые приемы массивных доз матричных настоек и низких потенций, близких к исходному непотенцированному веществу, не дают почти никакой полезной для гомеопатической практики информации, но опасны для здоровья испытуемых. Один из известнейших гомеопатов, д-р Константин Геринг (1800–1880), до конца жизни страдал от последствий прувинга лахезиса – яда змеи сурукуку.


То есть участие в прувингах может быть опасным?


Во-первых, в современных прувингах лекарственные вещества испытываются только в таких потенциях, которые исключают всякую возможность отравления. Во-вторых, испытуемого предупреждают, что как только появятся какие-либо симптомы, он не принимает следующей дозы до тех пор, пока они полностью не исчезнут. При соблюдении этих двух главных условий, прувинги совершенно безопасны. Если все-таки возникает длительная болезненная реакция, не проходящая сама по себе, испытуемый получает антидот (см. раздел «Гомеопатические лекарства»). Обычно бывает вполне достаточно кофе или мяты.

С другой стороны, правильно проведенный прувинг, как считал Ганеман, пойдет здоровью только на пользу: «... Опыт показывает, что организм испытателя становится в результате этих частых атак на его здоровье более приспособленным к подавлению всех внешних воздействий, враждебных для его конституции, и всех искусственных и естественных болезнетворных пагубных факторов, и в результате умеренных экспериментов с лекарствами на самом себе становится более стойким, чтобы сопротивляться всему, что носит вредный характер. Его здоровье становится устойчивей; он становится сильнее, как показывает опыт» (прим. к § 141) [7].


• Не хотят ли гомеопаты «осовременить» свои испытания, включив в них двойной слепой метод и плацебо?


Гомеопаты беспокоятся о качестве исследований на благо своей системы и с ее помощью излечиваемых пациентов, а не о соответствии требованиям моды современной науки. Начиная с ганемановских, в подавляющем большинстве прувингов XIX века, создавших прочную и неизменную лекарственную базу гомеопатии, и испытуемые, и руководитель прувинга знали, какой именно препарат испытывался, и это ничуть не помешало им при добросовестном отношении к делу отметить и зарегистрировать важные симптомы [8]. Хотя в некоторых современных прувингах ни испытатель, ни испытуемые не знают, с каким веществом они имеют дело, а приемы последнего иногда перемежаются приемами плацебо, в целом можно сказать, что правильно, по Ганеману, проводимые прувинги не нуждаются ни в искусственном «ослеплении», ни в плацебо, усложняющих исследования и мало что реально приносящих, ни в других ухищрениях аллопатического экспериментирования. Хорошие, высокочувствительные испытуемые – явление отнюдь не частое, и было бы глупостью и неоправданной растратой ресурсов использовать их в качестве потребителей плацебо или контрольной группы. У гомеопатов есть своя проверенная более чем двумястами годами методология организации испытаний, которая, вновь подчеркиваю, если ее придерживаться точно, гарантирует надежные результаты.

Уместно здесь будет отметить, что у гомеопатов отсутствует единая организация, которая отвечала бы за проведение прувингов в мировом масштабе. С чем проводить прувинг, как его проводить, чего придерживаться, а чего нет, решает исключительно испытатель, все на его совести и ответственности. Понятно, что при этом не всегда качество прувингов оказывается высоким.


• Прувинг проведен, данные получены. Что дальше?


После того, как в течение 3–4 недель ни у кого из испытуемых не появляется новых симптомов, прувинг считается законченным. Испытуемые сдают свои тетради с наблюдениями и принимают участие в специально организуемых встречах друг с другом и с наблюдателями, на которых обсуждаются все полученные симптомы и отбираются самые ценные, которые потом передаются испытателю [9].

Испытатель обрабатывает все полученные от испытуемых отчеты и сравнивает их, чтобы определить, не появляется ли один и тот же симптом у разных лиц. Если такой симптом находится, то в дальнейшем он, скорее всего, станет показанием к назначению данного лекарства для больных, у которых он присутствует. Испытатель проводит градацию симптомов и переводит их на язык репертория, о котором мы будем говорить в «Гомеопатической литературе». Затем он публикует в виде журнальной статьи или брошюры материалы прувинга, чтобы донести информацию до гомеопатического сообщества и стимулировать применение нового препарата, которое должно привести к клиническим подтверждениям его эффективности или, наоборот, доказать отсутствие последней.

Это достаточно длительный процесс. Первоначальные данные представляют собой обычно «сырую массу» симптомов, и прежде чем ясно определится характерная для данного лекарства картина симптомов, проходит не один год. Для некоторых лекарств такие картины не складываются, и эти лекарства либо так и не входят в практику, либо остаются «малыми» препаратами с несколькими специфическими симптомами и очень узкой сферой применения.


Примечания.


[1] Подробнее с критикой Ганемана современного ему лекарствоведения можно познакомиться в статье Hahnemann S. Beleuchtung der Quellen der gewo ̈hnlichen Materia medica (Reine Arzneimittellehre, 1817). Доступно в переводе на русский по адресу:

https://1796web.com/homeopathy/works/sourcesMM.htm.


[2] Шерр Дж. Движущие силы и методология гомеопатических испытаний. М., 1997. C. 20.


[3] Hahnemann S. Fragmenta de viribus medicamentorum positivis sive in sano corpore observatis. Barth-Lipsiae, 1805. Имеется перевод на русский под названием «Фрагменты о положительных свойствах лекарств, то есть о свойствах, наблюдаемых на здоровом теле человека. Сочинение Самуэля Ганемана». М., 2012. Не могу попутно не отметить уникальное многообразие дарований Ганемана, проявлявшееся буквально во всем, за что бы он ни брался. В «Предисловии редактора» д-р А. И. Солопов, зав. кафедрой классической филологии МГУ, где выполнялся перевод, пишет: «...В вопросах терминологии Ганеман... значительно развивает своих предшественников и доводит латинский терминологический инструментарий до максимально возможного совершенства. В процессе перевода выяснилось, например, что Ганеман выделяет 57 видов боли – существенно больше, чем можно найти в любом словаре или справочнике, даже специального характера... В области терминологии Ганеман свободно черпает материал из весьма различных временных пластов, от античности до своих современников...» (с. 9–10).


[4] Или: «Опыт показывает, что для малого проекта довольно пяти испытуемых, а 15–20 хватит на очень объемное испытание выбранного лекарства». Шерр Дж. Движущие... C. 53.


[5] «Только в том случае, когда одно лицо руководит всем процессом, результаты испытаний получат искомую взаимосвязь. Такой руководитель должен видеть в группе цельный организм, а не отдельных людей. Он должен держать испытание под наблюдением с самой ранней стадии и до конца, связывая отдельные нити в единый смысловой узел». Там же. C. 40.


[6] См., например, Робертс Г. А. Гомеопатия: принципы и искусство исцеления. Новосибирск, 2007. C. 128.


[7] «Поразительно, как много людей выигрывает от испытаний. Во время каждого испытания, которое я курировал, всегда были счастливчики, достигавшие в результате существенного улучшения своего здоровья в целом». Шерр Дж. Движущие... C. 27.


[8] «Можно лишь поражаться тщательности Ганемана и добросовестности его испытателей: записи их прувингов, в сравнении со многими новейшими прувингами, содержат огромное количество подробностей. Именно поэтому старые прувинги представляют большую ценность. Давая лекарству выразить себя, они тем самым показывали живую сущность прувинга. Записывались все факты без исключения. И нам следует помнить, что мы не должны определять, что существенно, а что нет в наблюдаемых явлениях; мы не знаем, когда какому-нибудь на первый взгляд незначительному симптому суждено будет сыграть важную роль в итоговой сумме симптомов». Робертс Г. А. Гомеопатия... C. 132.


[9] «Я... твердо уверен в том, что без этих коллективных обсуждений

многие ценные симптомы были бы упущены, а они чрезвычайно важны для хорошего испытания». Шерр Дж. Движущие... C. 74.



Александр Коток


Книга доступна по ссылке:

https://resource-publishing.ru/gomeopatiya-v-voprosah-i-otvetah



49 views

Subscribe to get more information

©2020 Provings to the World!  all rights reserved. Use any materials on the site only after written permission.

IP Fadiev Alexander Valerievich, TIN 504804253877, +74991123654, public offer