СВЯЩЕННАЯ КОСТЬ

Мир – Священная Кость


Меньше всего ожидаешь чудес и парадоксов от кажущихся предельно консервативными структур. Однако, их древняя тайна способна всколыхнуть удивлением даже уже привыкшее к новизне современное сознание и явить в воображении человека Непредсказуемый Мир как – Священную Кость!


Удивительный Прувинг! Дело в том, что все, что мы называем новым, вдруг оказывается самой древностью являющей себя в иллюзиях становления. И в своем основании нет ничего древнее, чем новорожденный или новое научное открытие. Коллективное бессознательное не терпит новизны, обновляя вечным многочисленные потоки сознания. Прувинг данного материала словно проявляет основное существо жизни, в которой большое не заметно, а малое кажется бесконечно великим! Кто видел мир? Он скрывается от нас, он нам не заметен, несмотря на свою огромность. Он отдаляется, словно погружается в свои несуетливые, нагруженные спокойствием раздумья, не торопясь ни умом, ни телом, в отличие от мимолетных внутримирных явлений.


Мир – это Священная Кость! – в своем основании неизменная, консервативная и упрямая в своих часто навязчивых циклах. Основное свойство – Сокрытость! Парадокс кости в том, что, несмотря на свою несгибаемость, она есть не что иное, как синтез различных функций и явлений. Ее не собьешь с пути, и она рано или поздно, как и мир, приходит к своим целям – формотворчества!

Подобно миру, кость бывает часто холодна к страданиям живущих существ – излишне строга и требовательна в вопросах дисциплины и порядка – весна должна заканчиваться летом, а лето осенью. Время словно исчезает, остается лишь голый порядок, который иногда становится серым течением мыслей в привычном направлении, но выполняет очень важную функцию – защиты от страха перед изменениями и будущим. В таком движении по течению, без шага в сторону, «кость нуждается» в спутнике, который часто для нее становится ношей ответственности, но при этом ответственности не столько душевного подхода к другой жизни, сколько темой долга поддержания исправности хорошо отлаженного механизма, где каждый участник является выполняющим свою функцию винтиком.

Это наличие рядом исправно «функционирующего близкого человека» и схемы в целом порождает спокойствие, стабильность и почти механическую целенаправленность, поглощенную серостью повседневности. Появляется ощущение какой-то безликости и серости жизни, которая подавляющим господским взглядом взирает с высот иерархии, заставляя даже к родному человеку обращаться на «Вы». Чувства кажутся лишними, бессмысленными, мешающими, притом что «внутри кости» могут разгораться настоящие страсти.


Складывается впечатление, что потоки коллективного и индивидуального бессознательно в человеческом организме протекают внутри костей, так легкость вытеснения всей лишней и ненужной живой информации из предпочитаемых схем происходит в считанные мгновения. Схемы и инструкции кажутся прекрасными картинами, завораживающими своей простотой и понятностью. Все «красочное», подвижное и торопливое вызывает неприязнь и тревогу. Тело, словно памятник, хочет выполнять однообразную работу с четко прописанной инструкцией. Чувство долга, и мучение совести, и паника при малейшем отступлении от правил и запланированного. Однотипность завораживает. Хочется подчиняться и одновременно требовать от других. Состояние отсутствия мыслей и чувств.

«Мир – Кость» это не просто коллективное бытие – это всегда иерархия. Иерархия это всегда неравенство, структурированность, закон, порядок, молчаливое высокомерие и заносчивость, медлительность, интерес к традиции.

Интерес и почитание традиции становятся живыми основами эффективной целенаправленности, способностью не торопясь преодолевать любые границы и препятствия. Однако неизменно преследующая привычка формирования непреодолимых границ зоны комфорта и отсутствие гибкости, ригидность и шаблонность могут мешать административной целенаправленности кости. Традиция, стабильность, но и парадоксально связанная с ними хрупкость реальности «Мира-Кости». Навязчивость, в отупляющих циклах которой забывается цель и смысл происходящего и намеченных дел. Склонность максимально привязываться к объекту порождает страхи о потери объекта. Ощущение медленного течения времени сопровождается тревогой не успеть, порождая навязчивую пунктуальность. Поиск и взвешивание полезности какого-либо объекта; все «неполезное» предается забвению, вытесняется за ненужностью.


Шаг за шагом, почти механически, преодолевая доселе непреодолимое, кость словно борется со временем и пространством. Время сдует все ненужное, оставив лишь кости. Одинокие и неподвижные. Символы прошлого. На которые обязательно будет опираться мир грядущий!



Автор – Антон Джапаров





45 views1 comment

Subscribe to get more information

©2020 Provings to the World!  all rights reserved. Use any materials on the site only after written permission.

IP Fadiev Alexander Valerievich, TIN 504804253877, +74991123654, public offer