"Hundred bucks" – прувинг американского доллара. Размышления после прослушивания.

Прежде чем перейти к рассмотрению внутренней природы и энергии Доллара, открывающихся в своей полноте в процессе Прувинга, необходимо вкратце прикоснуться к сути самого явления "Прувинг" и связанной с ним внутренней динамике разнообразных элементов мироздания.

Прувинг не является искусственно сконструированным методом, привнесённым извне в человеческую жизнь. Прувинг в своем основании является естественным проявлением сил человеческой души: познания, самораскрытия и самоисцеления. Прувинг подобен таинственной комнате в глубинах человеческого сознания с бесконечным множеством дверей, за каждой из которых сокрыта очаровывающая, но и одновременно пугающая своей запредельностью внутренняя истина внешних явлений и процессов.

Из этого следует, что используемый в Прувинге элемент внутренне не однозначен, что предопределяет и качество переживания человека в процессе Прувинга и структуру его описания. По этой причине Прувинг, как собственно и сущность используемого в нем элемента, есть не что иное как – «антиномия устремленная к синтезу». Иными словами борьба и единство противоположных качеств, переживаемых в Прувинге, составляет основу исцеления и предопределяет его полноту. Именно единство света и тьмы человеческой души есть подлинное здоровье и жизнь.

Настоящий текст является попыткой представить Прувинг Доллара в виде упорядоченной линии опыта, некоего смыслового сюжета более пригодного для понимания. Однако всегда необходимо помнить о нелинейности живого опыта Прувинга, основой которого является неповторимая индивидуальность и свобода каждого участника.



* * *

Экстравертная, поглощающая, наполненная юношеским оптимизмом энергия Доллара являет в таком образе лишь одно и, надо сказать, не основное проявление природы данной валюты. Такая деловая экспансия порождает внутреннее сопротивление, какой-то бессмысленный, безмолвный внутренний конфликт, напряжение, словно все внутреннее существо сопротивлялось вторжению пугающей и одновременно очаровывающей внешней силы. Однако это мимолетное неудобство, сменяется легкостью в ногах и холодной ясностью ума, устремленного вместе со словно отрывающимися от земли ногами к свету собственных амбиций и вечных претензий.


Ноги и ум!


Остальные части тела вытесняются за ненадобностью. Начинает приходить осознание, что эта экспансия удивительно адаптивно, с легкостью и юношеским задором преодолевает любое сопротивление и границы. Преодолевает все, и при том не столько насильственным путем, сколько посредством заражения умов и сердец людей укорененной в материальном «здесь и сейчас» жаждой. Это мощная жажда, поглощающая и ассимилирующая все на своем пути, в том числе и время. Это мощная жажда, бездонный аппетит, галлюцинирующий ощущением расширяющихся возможностей, уверенностью в себе, праздным коллективизмом и групповым гедонизмом, азартом владеть и обладать.

Но постепенно над изумрудными высотами сгущаются стальные тучи. Энергия Доллара являет иную свою ипостась, порождая ощущение уплотненности и окаменелости. Но это какая-то причудливая, пульсирующая в себе окаменелость, обладающая все той же экспансией, словно выдавливающей человека из самого себя, оставляя в душе тьму, лишённую даже естественного для человека беспокойства. Взгляд ясно, но при этом бессмысленно устремлен вовне, но между глазами и душой, словно каменная стена. Такая бездушность порождает бессмысленное и не тревожащее уныние.


Эта пульсирующая все той же, но уже холодной жаждой, окаменелость расходится словно «круги по воде», продолжая свою бессмысленную экспансию и поглощение. Это подобно кольцевым дорогам внутри городов, только простирающимся на весь мир, где каждое такое кольцо есть контроль и тирания. Мир человека окольцован каменными кругами. Все жители этого личного мирка контролируются скрытыми манипуляциями и деспотизмом. Расширение границ, в итоге, оказывается расширением ограничений, что наводит тоску.

В свою очередь «каменное расширение», сменяется ощущением сужающейся каменной пустоты, уплотнением внутреннего пространства и гнетущим чувством обманутости. Появляется надежда вернуться в «рай» изначальной юности, которая не осознается как изначальный самообман, а, следовательно, не имеет подлинных оснований в душе, и восстанавливается либо посредством лихорадочной имитации активности или одурманивающих сознание средств. Но это «лучше», чем спертая, уплотняющаяся безжизненная пустота.


Внутренняя природа Доллара выражается в двух параллельных прямых смыслов. С одной стороны – это юноша, пионер-первопроходец. С другой стороны – контроль какой-то холодной тирании. Но, в конце концов, эти прямые сходятся, порождая причудливые, а порой и ужасающие лики:

- Тирания бессмысленности и пустоты;

- Деспотичная юность, юный тиран, юноша-деспот;

- Тираничная экстраверсия и порабощающая душу экстраверсия;

- Контролирующее веселье;

- Тирания оптимизмом;

- Контролирующая свобода;

- Деловитость и «достигаторство» как формы контроля и тирании над миром и побега от внутренней реальности;

- Стабильность как окаменелость и как форма контроля и деспотизма.


Подобно тому, как свет проявляет себя и как частица, и как волна, так и природа Доллара являет себя и как волна юношеского оптимизма и радужных далей экспансии эгоистичных амбиций, и как административная контролирующая частица с каким-то самобытным холодом выхолощенной тирании и деспотизмом.


Автор – Антон Джапаров





57 views

Subscribe to get more information

©2020 Provings to the World!  all rights reserved. Use any materials on the site only after written permission.

IP Fadiev Alexander Valerievich, TIN 504804253877, +74991123654, public offer